Прогулки с Гоголем

Camminando con Gogol

Назад

АННА РАФФЕТТО. «ЭНАУДИ» И «АДЕЛЬФИ» СТАЛИ НЕОТЪЕМЛЕМОЙ ЧАСТЬЮ ИТАЛЬЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ. Беседовал Александр Сергиевский

 

С какого времени на книжном рынке Италии существует издательство «Адельфи»? Как и кем оно было создано?

В июле 1961 года Лучано Фоа оставил пост генерального секретаря «Эйнауди», перебрался из Турина в Милан и основал там новое издательство «Адельфи» (по-гречески «братья, бойцы») — в июне 1962 года, вместе с Роберто Оливетти и благодаря финансовому вкладу Альберто Дзеви, который через два года стал акционером издательства. С самого начала Л. Фоа сотрудничал с таким видным критиком, как Роберто Базлен, а впоследствии — с Джорджо Колли, Серджо Сольми и Клаудио Ругафьори. Уже в 1962-м к «братьям-основателям» присоединился совсем молодой Роберто Калассо, который в 1971 году занял пост главного редактора. В 1990-м Калассо, в то время уже именитый писатель, становится членом руководящего совета издательства, а в 1999-м — его президентом. 

Тут я сделаю короткое отступление и добавлю к сказанному моей собеседницей, что издательство «Адельфи», основанное Лучано Фоа (1915–2005) — литературным критиком, опытным издательским работником, а также талантливым менеджером, — при содействии Роберто Оливетти, наследника знаменитой корпорации, с первых лет своего существования отличалось нетрадиционной политикой на книжно-издательском рынке Италии. Фоа стремился освободиться от привычных идеологических канонов, которыми руководствовались при отборе материала — а нередко и поныне руководствуются — его коллеги. Он шел своим путем — в первую очередь расширяя спектр переводной литературы самых разных направлений и географической принадлежности, поставив во главу угла качество и новизну книжной продукции. Особое внимание он уделял писателям стран Центральной Европы, которых в Италии тогда переводили мало (от Ницше до Гессе и Вальзера), незнакомым широкой читательской аудитории современным американским авторам (Филип Рот, поколение «битников»), таким направлениям, как восточная духовная литература, мифы народов мира (в том числе античные), философия дзен-буддизма, европейское искусство ХХ века и так далее. С тех пор логотип «Адельфи» — древняя китайская пиктограмма, означающая «смерть и возрождение» и напоминающая силуэты двух человеческих фигур, — стал гарантией качества содержания и формы. «Адельфи» — не самое крупное издательство в Италии (по размаху книжно-издательского дела — суммарным тиражам, дистрибуции и так далее), однако с самого начала оно заняло собственную нишу на рынке книжной продукции и даже в сложных финансово-коммерческих условиях последних лет продолжает заметно влиять на характер издательского процесса и читательских приоритетов в стране. С 2006 года почти половина акций «Адельфи» принадлежит крупнейшему издательскому концерну Италии «RCS Media Group», который также владеет издательствами «Риццоли», «Бомпьяни», «Фаббри», «Марсилио» и другими. 

Каковы тиражи книжной продукции, выпускаемой в последние годы вашим издательством?
В каждом конкретном случае это определяется ситуацией на рынке сбыта и решается соответствующими структурами издательства. Тираж зависит от целого ряда наличествующих и прогнозируемых факторов, таких, как характер книги, ее тематика, полиграфия и даже формат, и, кончено, — от спроса.

Поскольку вы много лет проработали в издательском доме «Эйнауди», не могли бы вы сравнить роль и место этих двух издательств в общенациональном книжно-издательском деле, указать на сходства и различия?
Издательство «Эйнауди», основанное в 1933 году, в эпоху фашизма, когда свобода слова и печати практически сошла на нет, в продолжение нескольких решающих десятилетий в истории нашей страны было символом надежды и свободы, опорой которым служило знание в самых разных областях — в сфере литературы и гуманитарных наук, естествознания и даже техники. Книги, которые выпускало «Эйнауди», соединяли различные и взаимодополняющие направления мысли, связанные с такими именами, как Луиджи Эйнауди, Антонио Грамши, Пьеро Гобетти, Бенедетто Кроче, Леоне Гинзбург. С самого начала книги этого издательства, по словам его основателя Джулио Эйнауди, «служили делу распространения единого и одновременно многостороннего знания, поскольку каждая выпущенная книга дополняет остальные книги издательства, было ясно, что без подобного взаимодополнения, без диалектического взаимопроникновения порвется невидимая нить, связывающая всякую книгу с другой, прервется невидимое глазу круговое движение, которое и составляет смысл существования издательства, работающего на благо культуры, круговое движение свободы».
«Адельфи» появилось на свет в иных условиях, когда культурная ситуация претерпела значительные изменения: судьбу издательства определило стремление освоить те спектры фундаментального знания, которые к тому времени еще оставались неизвестными в стране, открытой разнообразным культурным влияниям. Успех «Адельфи» связан с тем, что оно сумело познакомить читателя с самыми интересными сочинениями в области литературы, философии и гуманитарных наук, причем непременно отличающимися нестандартным подходом. Особое внимание уделялось писателям из стран Центральной Европы. Наряду со стремлением представлять и сопоставлять весьма далеких друг от друга авторов, «Адельфи» с самого начала знакомило читателей с новыми именами — с теми, кого поначалу в мире почти не знали, но кто, как становилось ясно впоследствии, оказал огромное влияние на современную культуру (Ницше, Шопенгауэр, Элиас Канетти, Роберт Вальзер, Йозеф Рот, Герман Гессе, Жорж Дюмезиль, Сёрен Кьеркегор, Готфрид Бенн, Томас Бернхард, Оливер Сакс, Хорхе Луис Борхес, Брюс Чатвин, Милан Кундера, Владимир Набоков, Марина Цветаева, Иосиф Бродский, Василий Гроссман).
Можно определенно утверждать, что «Эйнауди», под руководством своего основателя Джулио Эйнауди, и «Адельфи», возглавляемое Лучано Фоа и Роберто Калассо, стали неотъемлемой частью современной итальянской культуры и достойно воплощают лучшее, что в ней есть, — ее дух, отличающийся жаждой знания, инстинктивным стремлением к свободе, открытостью новому, готовностью раздвигать границы познания.

Каковы основные направления деятельности издательства «Адельфи», по которым группируется выпускаемая им сегодня книжная продукция?
Ассортимент «Адельфи» отличается большим разнообразием. Ограничусь перечислением нескольких основных серий издательства. Наряду с серией «Классики» (среди ее авторов — Джордано Бруно, Бенедетто Кроче, Макиавелли, Монтень, Саллюстий и другие) необходимо упомянуть в первую очередь фундаментальное издание полного собрания сочинений Ницше, при подготовке которого была проведена тщательная филологическая работа с оригинальными текстами. Существенная роль отводится сериям, в которых издается разнообразная нехудожественная литература. Скажем, в серии «Эссеистика» выходят книги по философии, этологии, психологии, а также по истории культуры, по математике и физике (среди авторов — Массимо Каччари, Джеймс Хиллман, Рене Жирар, Конрад Лоренц, Паоло Целлини, Роберт Дарнтон, Исайя Берлин). В серии «Золотая ветвь» публикуется литература по таким направлениям, как мифология, история искусств, синология, семиотика западных и восточных культур (книги Яна Ассмана, Юргиса Балтрушайтиса, о. Павла Флоренского, Венди Донигера, Марселя Гране, Карла Кереньи). В серии «Случаи из жизни» печатаются лучшие образцы мировой документальной прозы, посвященной событиям прошлого или наших дней («История баронессы Будберг» Нины Берберовой, «Встречи с Анной Ахматовой» Лидии Чуковской, «Мадам дю Деффан» Бенедетты Кравери, «Дневники» Нижинского, «Интервью и встречи» Карла Густава Юнга, «Путинская Россия», «Российский дневник» и «За что» Анны Политковской, «Читать Лолиту в Тегеране» Азара Нафизи, «Пожар в Берлине» Хельги Шнайдер). Первостепенное значение придается серии «Библиотека “Адельфи”» — в ней выходят книги прозы и поэзии крупнейших итальянских и зарубежных писателей (Борхеса, Милоша, Шимборской, Симоны Вайль, Фолкнера, Бликсен, Найпола, Калассо, Пессоа, Рота, Валери, Ландольфи, Одена, Бахман). Русская литература в этой серии представлена именами Набокова, Бродского, Гоголя, С. Аксакова, Берберовой, Кандинского, Платонова, Пушкина, Лермонтова, Шаламова, Розанова, Шестова, протопопа Аввакума. А вот серия «Фабула» ориентирована исключительно на современных прозаиков — как итальянских, так и зарубежных, — в ней изданы произведения Леонардо Шаши и Милана Кундеры, Мюриел Спарк и Флёр Йегги, Рубена Гальего, Анны Марии Ортезе, Гвидо Морселли и Сальваторе Ниффои, Франка Маккорта, Жана Эшноза и Дай Сы-цзе.

Если не ошибаюсь, «Эйнауди» первым среди итальянских издательств начало массовый выпуск недорогих книг карманного формата (так называемых Tascabili). Когда и в какой связи возник такой востребованный читателями проект? И есть ли нечто подобное в активе «Адельфи»?
«Карманная» серия «Эйнауди» была запущена в 1989 году по инициативе Оресто дель Буоно и к настоящему времени насчитывает порядка полутора тысяч названий. Спустя три года после его запуска проект был существенно доработан: прежде всего, изменилась полиграфия, а книги, в рамках серии, разнесли по трем направлениям: беллетристика, эссеистика и классика. Каждому направлению соответствует определенный цвет обложки, чтобы читателю было проще найти нужную книгу на полке книжного магазина. Постепенно книги карманного формата становились все разнообразнее: так, в 1993 году появились двуязычные издания, объединенные под рубрикой «Билингва», среди которых назову «Героя нашего времени» Лермонтова, «Тонио Крёгера» Томаса Манна, «Мертвых» Джеймса Джойса. C 1995 года издается серия «Писатели в переводе писателей»: «Процесс» Кафки в переводе Примо Леви, «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» Р. Л. Стивенсона в переводе Карло Фруттеро и Франко Лучентини, «Мадам Бовари» Флобера в переводе Наталии Гинзбург, «Буря» Шекспира в переложении на «неаполитанский язык» Эдуардо де Филиппо, «Голубые цветочки» Раймона Кено в переводе Итало Кальвино. Который год пользуются большим успехом книги серии «Вольный стиль», запущенной в 1996 году с целью знакомить публику с начинающими современными авторами (ограничусь одним примером — недавно экранизированным романом Никколо Амманити «Я не боюсь»).
Что касается «Адельфи», то и оно с 1989 года развивает похожий проект, к которому в 2006 году была добавлена небольшая (по тиражам) серия «Минимальная библиотека»: в ней выпускаются недорогие и небольшие по размеру книжки, насчитывающие 50-100 страниц. Именно в ней изданы такие авторы, как Элизабет Бишоп («Море и побережье»), Бенедетта Кравери («Мария Антуанетта и дело об ожерелье»), В. Г. Зебальд («Одинокий путник»), Ирен Немировски («Жена Дон Жуана»), Вислава Шимборская («Двоеточие»).

С какими трудностями сталкивается сегодня издательство «Адельфи»?
Невзирая на серьезные экономические проблемы, существующие в стране, «Адельфи» не испытывает особых проблем в сфере сбыта, и в этом отношении находится среди лидеров издательского дела Италии.

Какое место в деятельности «Адельфи» и «Эйнауди» занимает переводная литература, в частности, русская?
Как я уже говорила, оба издательства уделяют повышенное внимание переводу художественной и гуманитарной литературы с иностранных языков. Издание произведений русских авторов стало традицией в «Эйнауди» еще со времен совместной работы Леоне Гинзбурга и Джулио Эйнауди; эта традиция была подхвачена и развита усилиями тех, кто сотрудничал с издательством в последующие годы, — в первую очередь Томмазо Ландольфи, Анджело Марии Рипеллино и Витторио Страды. Под эгидой издательства выходили и продолжают выходить как произведения русской классической литературы, так и книги современных авторов: Толстого и Достоевского, Гоголя и Тургенева, Салтыкова-Щедрина и Лескова, Чехова и Афанасьева, Пушкина и Лермонтова, Белого и Бабеля, Тютчева и Булгакова, Платонова и Мандельштама, Пастернака и Олеши, Шкловского и Аксёнова, Каверина и Казакова, Виктора Некрасова и Ахматовой, Зощенко, Тендрякова, Солженицына.
В девяностые — в период издательского бума, начавшегося в годы перестройки, — мне в качестве редактора, отвечавшего в «Эйнауди» за славянскую литературу, удалось опубликовать в Италии книги наиболее ярких российских писателей тех лет — И. Меттера, С. Каледина, Т. Толстой, В. Войновича, Ф. Искандера, а также получить права на издание произведений ряда других современных авторов, в частности, Л. Улицкой и А. Эппеля (их книги увидели свет, когда я уже перешла в «Адельфи»). В связи с особенно благоприятной ситуацией, которая сложилась в те годы, мне также удалось опубликовать в «Эйнауди» ряд произведений классиков русской литературы XIX–XX веков, с которыми образованный итальянский читатель не был знаком: «Былое и думы» Герцена, представительные сборники стихов Баратынского и Ахматовой, полное собрание «Колымских рассказов» Варлама Шаламова, «Поэзию садов» академика Д. С. Лихачёва и так далее. Кое-что из уже выполненных переводов так и осталось неизданным, в том числе произведения Евгении Гинзбург. К сожалению, в последнее десятилетие отсутствие редактора-слависта в издательстве привело к резкому сокращению списка публикуемых произведений русских авторов.
Теперь об «Адельфи»: издательство изначально проявляло интерес к книгам таких русских мыслителей, как Розанов, Шестов и Флоренский, к таким мастерам стиля, как Пришвин, С. Аксаков, Хармс, Ходасевич... В последние годы огромный читательский успех имели книги Нины Берберовой, Марины Цветаевой, Иосифа Бродского, Владимира Набокова (у издательства есть эксклюзивные права на публикацию произведений Набокова в Италии). Особо отмечу Василия Гроссмана: «Всё течет» вышло в «Адельфи» еще в 1987 году, а в 2008-м появился полный текст «Жизни и судьбы» — эта книга стала одним из наиболее удачных проектов издательства, получила высокую оценку критики и имела большой успех у читателей. Результатом повышенного интереса издательства к современной российской прозе и эссеистике был недавний выход романа «Белое на черном» Рубена Гальего и трехтомника «российских хроник» Анны Политковской.

Насколько успешно издается сегодня в Италии русская литература? Кто из русских писателей (в том числе современных) пользуется, на ваш взгляд, популярностью у читателей?
К сожалению, должна отметить, что ситуация на книжно-издательском рынке Италии в последние годы претерпевает значительные изменения. Издатели не торопятся открывать новые имена русской литературы, зато достаточно регулярно переиздаются произведения классиков. Несколько лет назад все говорили о Пелевине, но мода на него быстро прошла, по крайней мере, у широкой читательской аудитории. В чем причина? Во-первых, содержание его романов тесно связано с сегодняшней Россией и с историей вашей страны, а значит, не всегда понятно итальянскому читателю; во-вторых — и это главное, — изысканный, завораживающий язык его прозы так и не нашел адекватного воплощения в изданных у нас переводах.
И все же, по крайней мере, четверо современных российских писателей продолжают пользоваться большим успехом в Италии: это Израиль Меттер, впервые переведенный еще в 90-е годы, Рубен Гальего и Анна Политковская, книги которых были переведены за последние несколько лет, а также Василий Гроссман, заново открытый в 2008 году. Рискну высказать предположение о грядущем успехе книги Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом» (изд. «Ноттетемпо», 2011). Кстати, я так мечтала перевести ее для «Адельфи»...

С кем из русских авторов познакомит читателей издательство в самое ближайшее время?
Весной должен появиться сборник рассказов Василия Гроссмана. «Адельфи» намерено представить его в Турине, где в этом году почетным гостем является Россия. (Напомним, что беседа проходит в январе 2011 г. — A. C.)

Я знаю, что кроме издательской работы вы занимаетесь художественным переводом с русского и английского. Каких авторов переводите? Какие свои переводы особо цените? Какое место среди них занимает ваша совсем недавняя работа: перевод с английского последнего (неизданного) романа Набокова «Лаура и ее оригинал»? И в этой связи — знаком ли вам русский перевод этого романа, и насколько он, по-вашему, адекватен оригиналу?
Среди переводов с русского не могу не упомянуть самую первую работу — сказку Антония Погорельского «Черная курица». Тем более что состоялась она благодаря Итало Кальвино, который рекомендовал сказку к изданию в «Эйнауди» в 1983 году. Отмечу книги Меттера («Пятый угол», «Мухтар» и рассказы) и Лихачёва («Поэзия садов: к семантике садово-парковых стилей», для которой я перевела все стихи: Ахматовой, Жуковского, Веневитинова, Пушкина, Баратынского и других), работы В. Лакшина и В. Рудич, В. Гитина и Б. Филиппова (для «Истории русской литературы» под редакцией Е. Эткинда, Ж. Нива, И. Сермана и В. Страды), «Четвертую Вологду» Шаламова, «Рождественские стихи» Бродского, «Бледное пламя», рассказ «Рождество», «Память, говори» и, наконец, «Лауру и ее оригинал» Набокова.
Я глубоко привязана к «своим» авторам, которых никогда не переводила «по долгу службы», но всегда — по зову сердца, с любовью и сопереживанием. Правда, за исключением «Лауры»: за нее я взялась по настоятельной просьбе Дмитрия Набокова и своего директора Роберто Калассо.
В целом же, должна признаться, особое место в моем сердце занимают поэтические переводы, среди которых мне хочется вспомнить прежде всего «Бледное пламя» Набокова, «Рождественские стихи» Бродского, а также мою последнюю работу — бесконечно дорогую мне, но потребовавшую напряжения всех сил, — по-настоящему поэтическую прозу того же Набокова «Память, говори», которая была опубликована в ноябре 2010 года.
Относительно русского перевода «Лауры и ее оригинала» могу добавить, что наслышана о громадном успехе этого романа в России — превосходящем, уверена, реакцию читателей и критиков в любой другой стране и достигнутом, не в последнюю очередь, благодаря переводчику. Я знакома с профессором Геннадием Барабтарло, он любезно прислал мне книгу: это труд — в котором заметна особая приверженность к архаизмам, — в высшей степени соответствует духу и букве подлинника; к тому же он предварен превосходным предисловием переводчика, позволяющим увидеть книгу Набокова с неожиданной стороны.